20let

Возрождение из пепла

Без рубрики

20let

 

Николаю Алексеевичу Некрасову принадлежат горькие строки о своей эпохе: «Были времена и хуже — не было подлей». Они, думаю, целиком и полностью относятся к завершающей части горбачевской перестройки, превратившейся в перестрелку ельцинским якобы реформам. По мере нарастания шторма «катастройки», разгула так называемой демократии известные, авторитетные, честные не злоупотребляющие спиртными напитками коммунисты — руководители подверглись шельмованию и травле. Уже тогда подверглась глумлению коммунистическая убежденность, возвышались торгашество, продажность, приспособленчество. До сих пор не остановятся те, для кого идеалом являются беспринципность и предательство. Все это, в конечном счете, привело к краху КПСС, в том числе нашей районной организации.

… Вот и я стал не по нутру местным карьеристам и завистникам, родившимся в эпоху демократов и перестройщиков пока еще с партийными билетами. Человеку, ставшему случайно первым секретарем, преимуществом всего в один голос, удалось нечестным путем оттеснить меня с выборной должности второго секретаря Больше-Березниковского райкома Компартии. В декабре 1988 года на сессии районного Совета депутатов я единогласно был утвержден председателем Больше-Березниковского районного Комитета народного контроля. Однако вскоре контрольные органы были разогнаны — чтобы можно было концы в воду спрятать и легче обогащаться. Ведь впереди маячила приватизация, как теперь говорят, эпоха большого хапка. В том же году я был утвержден заведующим оргинструкторским отделом исполкома районного Совета депутатов (вскоре Ельцин и Советы разогнал!), а затем начальником отдела культуры теперь уже районной администрации.

Я по-прежнему не отделял свою судьбу от судьбы, увы, все более деградировавшей КПСС.

Стыдно было смотреть, больно было видеть, горько было осознавать все гнусности первых лиц района и их подкаблучников, их трусливые пьяные кутежи в гараже или в кустах на берегу Суры. Шел пир во время чумы…. Многие бывшие партийцы стали яростными «демократами» и проводниками приватизации. С самого начала я не принимал в душе и не принимаю сейчас эту вакханалию перевертышей, потому что ненавидел и ненавижу несправедливость, двуличие, предательство. Не изменил коммунистическим идеалам, даже в самые черные ельцинские времена. После запрета КПСС и компартии РСФСР в 1991 году с надежной смотрел на деятельность подлинных коммунистов во главе с В.А. Купцовым и Г.А. Зюгановым, которые готовились защищать и защитили Компартию в Конституционном суде России. У нас в Мордовии прочные узы партийного товарищества связывали меня с Е.А. Костериным, И.П. Долгаевым, Л.А. Ивановой, В.П. Карташовым. Осенью 1991 года они создали Социалистическую партию трудящихся. Я понимал, что они были и остаются коммунистами, а Соцпартия — лишь легальное прикрытие продолжения коммунистической деятельности в условиях ельцинской реакции, только до решения конституционного суда. Так оно и произошло.

Не раз в те годы меня пытались сломать, но ничего из этого не вышло. Однажды я открыто выступил протии тогдашних руководителей района – категорически отказался выполнять их требования агитировать за Ельцина. Более того, без их разрешения (вот такая у них «демократия»!!!) баллотировался кандидатом в депутаты Государственного Собрания Республики Мордовия от КПРФ по Шугуровскому избирательному округу. За это меня сняли с работы, состряпали клевету в мой адрес, опубликовали ее в районной газете. А в трудовой книжке записали якобы позорящую меня формулировку, не подходящую, кстати, ни под одну статью КЗОТа — «Освобожден от занимаемой должности в связи с не избранием (не утверждением) на новый срок полномочий». Вся эта кучка приспособленцев-хамелеонов оказалось в партии власти и перекочевывала в ней под разными вывесками («Наш дом Россия», «Отечество» и т.д), но одной по сути и общему названию «Едим Россию». До сих пор они служат злу, а не добру. Водят людей за нос и бояться чисто-сердечно признаться в том, что они заврались и обанкротились. Где истоки их предательства? В мещанской и мелкобуржуазной сущности — быть потребителями, а не созидателями. Раньше они льнули к одной кормушке, а затем, как зайцы, перебежали к той, что опять же ближе к власти. Пусть даже ходят у нее в лакеях. Ведь эти новые «начальники» выросли на дрожжах погрома, приватизации и спекуляции.

В этом хаосе мы с товарищами подняли Красное знамя и стали освещать, как маяк, трудный путь. Показывать, что в любых условиях надо оставаться человеком, отстаивать свои права и достоинство. За это местные антикоммунисты и люто нас ненавидят, ведь мы живой укор их предательству.

После бандитского захвата здания райкомов КПСС и ВЛКСМ в августе 1991 года, я и мои товарищи делали все возможное и невозможное для районного комитета компартии. Ситуация была тяжелая, в моде был зоологический антикоммунизм. Отдельные люди считали себя обиженными прежней властью и остервенели по отношению к ней. Это, так сказать, бытовой антикоммунизм. Якобы советская власть им сильно задолжала, хотя, если присмотреться, они в ходе «реформ» награбили сполна для детей и внуков. И наплевать им на то, что многие простые люди забиты и унижены — никакого честного сравнения с Советской властью нынешняя «рыночная» не выдерживает! В почете имитаторы, болтуны, брехуны, демагоги, а не люди труда. Среди массы обывателей торжествует психология необоснованного оптимизма, бессовестного, откровенного служения желтому дьяволу, то есть деньгам. Воинствующая серость чиновников многократно усиливает гнет капитала, денежного мешка. Везде и всюду в родном мне районе царят хаос и беспорядки.

Добрые по стране дела перевелись. Об этом можно судить по новостным выпускам радио, телевидения. Аварии, преступления, сообщения о коррупции — изо дня в день, изо дня в день. Людей запугивают, то сталинскими репрессиями 80- летней давности, то концом света. Научное просвещение народа подменили мистикой, чертовщиной. Люди охотно верят любому шарлатанству. Ложь, алчность, невежество правят всем — от выборов до экономики.

Ныне не узнать ту советскую прошлую жизнь, которую мы создавали и укрепляли в Большеберезниковском районе во времена так называемого застоя. И мы все чаще говорим здравомыслящим людям: «Расцвет назвали застоем. А погром — реформами». И все чаще люди прислушиваются к нашим доводам.

Да и как не прислушиваться? Район наш в Советское время в Мордовии был по социально-экономическому развитию в первой пятерке, особенно по сельскому хозяйству. С приходом «реформ» трактора, автомобили спокойно распродали на сторону, пустили под откос. Сотни гектаров сельхозугодий заросли бурьяном. Вместо полей стихийно, как в годины народных бедствий, выросли леса, растет березняк. Вместо того, чтобы здесь зерно выращивать, люди вяжут веники. А ведь сколько крестьянского труда было вложено в свое время, чтобы эти поля привести в порядок, обиходить, окультурить. Вызывают гнев порушенные фермы, добротные склады, зерноочистительные комплексы, мастерские, дома животноводов, механизаторов и многое другое, что создано в годы «застоя». За последние 20 лет разрушены все колхозы, мощные животноводческие комплексы, агромелиорация, МСО «Восход», «сельхозтехника, потребительская кооперация, сельхозхимия» комбинат бытового обслуживания и др. И никому нет дела до этого. Ни одна газета (ни районная, ни республиканская, ни центральная), кроме коммунистических, не напишет об этом правду. А еще хвалятся, что теперь нет цензуры, теперь, де, свобода информации.

При виде сельского погрома невольно возникает вывод: «Как Мамай прошел!» Но не менее страшная разруха царит в душах людей. Нам, коммунистам, многие говорят, что теперь невозможно восстановить разрушенное. А многие заняты на селе в основном употреблением спиртных напитков, находятся в состоянии безразличия, потерянности, ненужности, отчаяния. Представьте, как работать коммунистам на селе в такой нравственной атмосфере! Но мы работаем и находим сторонников…

Пресловутые «оптимизация» и «модернизация» школ удушили малокомплектные учебные заведения. Во многих селах теперь нет ни школы, ни медпункта, ни почты, ни клуба, ни библиотеки. Зато церкви открыты повсюду. Несмотря на это, села постепенно умирают и нравственно деградируют. Кроме того, повсюду открыты большие и малые торговые точки. Вернулись в начало ХХ века, а нас, коммунистов, упрекают, что мы страну, де, желаем двинуть назад. Объясните мне, господа хорошие, где, извините, у истории перед, а где зад!

И жизнь селян и работу Компартии сильно осложняют массовая сельская безработица, не отраженная никакой статистикой. Практически каждый второй большеберезниковец остался без работы и выехал за пределы района и республики, чтобы заработать на выживание – свое и своей семьи.

В таких условиях действует Большеберезниковское районное отделение КПРФ уже почти два десятилетия! В своем составе оно имеет 2 первичных отделения и 7 партийных групп. В каждом селе — парторганизаторы. На учете 70 коммунистов, по численности мы на одном из первых мест в республиканском отделении КПРФ. Накануне 20-летия КПРФ и его Мордовского республиканского отделения добрым словом вспоминаю всех, кто помогал возрождать нашу коммунистическую организацию из пепла. Товарищей из Республиканского комитета, кроме тех, кого уже назвал, ветерана партии Петра Никитовича Попова, покойного секретаря рескома КПРФ Вениамина Аркадиевича Обручникова.

Из местных товарищей активно, бесстрашно участвовали в возрождении Компартии в нашем районе: ныне покойная Лидия Федоровна Варварина, Петр Григорьевич Паксеваткин, а также Василий Ильич Кирюшкин. Низкий поклон им всем.

В районный комитет избраны 17 человек, в составе бюро – 5 человек. Чем занимается Компартия, возрожденная из пепла? На нашем счету только за последнее время много добрых дел (проведение Народного референдума по 9 важнейшим вопросам жизни страны, сбор денежных пожертвований в фонд поддержки КПРФ, подписка на партийные издания, агитация в народе за Программу КПРФ, участие в выборах). Коммунисты постоянно заявляют свою позицию в дни наших праздников (дни рождения и памяти В.И. Ленина, 1 мая, День Победы, 7 ноября). В небольшом райцентре регулярно проходят митинги и пикеты для заявления позиции КПРФ по общероссийским и местным вопросам. Увы, многие наши резолюции, направленные районным, республиканским и российским властям, остаются без ответа. Так, на Обращение отделения региональной общественной организации «Дети войны», в котором отмечалось, что в нашей стране несправедливо и жестоко забыто, вычеркнуто, потеряно поколение детей войны, в ответ — молчание до сих пор.

Стремимся повлиять и на решение местных социальных вопросов. Например, проводили сбор подписей коммунистов, сторонников партии, учителей, учащихся против закрытия Большеберезниковской средней школы №2. С помощью республиканского комитета КПРФ школу отстояли!

Или другой пример. Настоящая беда свалилась на голову большеберезниковцев. Прежняя баня, построенная более 20 лет назад, стала негодной. Районные власти средств на ремонт не нашли, довели банное дело до банкротства и разорения. Типичная история для новейшего российского капитализма. Конкурсный управляющий (из Саранска!) продал здание своему земляку. Тот клятвенно бил себя в грудь, обещал сохранить профиль купленного заведения. Но вместо этого баня стала совсем бесхозной – и все, что было в ней ценного, включая оконные переплеты, растащены. 132 человека поставили свои подписи под обращением к депутатам Государственного Собрания РМ Анне Артемовой и Леониду Башмакову, а также депутату Государственной Думы РФ, коммунисту Валентину Романову с просьбой оказать воздействие на большеберезниковские власти и возобновить работу общественной бани в райцентре. Депутат Л.А. Башмаков приехал к нам, провел встречу у главы района. Он предложил конкретный план-проект реконструкции здания бывшей бани. Дело вроде бы сдвинулось с места. Для бани планируется другое помещение. В ней будет бассейн, сауна. Но, увы, даже этот проект остался на бумаге.

Для чего я привел эти примеры? Нас, современных коммунистов, власти нередко упрекают в митинговщине и призывают к делу. Но ведь мы не находимся у власти, и у нас посему нет властных рычагов для решения «дел». Утверждения «Единой России» о том, что она что-то построила, смехотворны, политическая партия не имеет для этого средств.

Другой подход – влиять на конкретные дела через депутатов, через конструктивное общение с руководителями районов. К этому мы постоянно стремимся. История со школой №2 и с баней говорят именно об этом.

Многое дает нам, сельским коммунистам, общение с руководителями партии, с товарищами из ЦК и рескома КПРФ. 9 мая 2009 года мне лично памятно тем, что позвонил по телефону Председатель ЦК КПРФ Г.А.Зюганов и поздравил меня и всех коммунистов, всех жителей района с праздником Великой Победы. А перед этим, в 2008 году, я выполнял наиболее ответственное поручение – был доверенным лицом Г.А. Зюганова, кандидата на должность Президента Российской Федерации.

… Одна из самых больших проблем нашей партии сегодня – обновление, омоложение. В прошлом году в День пионерии в районном центре Большие Березники были приняты в пионеры 20 школьников. На торжество приехали первый секретарь Мордовского рескома КПРФ В.А. Зайцева и Д.В. Кузякин — помощник депутата Государственной Думы РФ Ю.В. Афонина. Представьте себе – через 21 год после погрома Компартии, через 20 лет после возрождения КПРФ – двадцать мальчишек и девчонок принимали пионерскую клятву. А поддержать своих ребят пришли мамы и папы, бабушки и дедушки. Мы по-отечески объяснили ребятам, что галстук – это не просто полоска красной материи, а частица Красного Знамени, под которым сражались за Родину наши деды и отцы. Сколько галстуков юных героев-пионеров было пробито пулями! Разъяснили, что такое пионер в современной России, в чем он должен быть примером.

… Вот и получается, что большеберезниковская коммунистическая организация не просто возродилась из пепла, но и активно действует. Мы верим, что настанут другие времена и делаем все возможное для пробуждения народа, прихода КПРФ и ее союзников по народно-патриотическому блоку к власти.

Ночь не может длиться вечно! Рассвет обязательно наступит!

Н.Н. Барцайкин – первый секретарь Большеберезниковского районного комитета КПРФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.