ОСВЕНЦИМ и ОРДА

Архив новостей

ОСВЕНЦИМ и ОРДА

Память, долг и совесть

На этой неделе стало известно, что Путин не поедет в Освенцим на торжественные мероприятия, посвященные 70-летию освобождения концлагеря  Аушвиц-Биркенау войсками Красной Армии. Десять лет назад он там был и произнес прочувствованную речь. А на этот раз его то ли официально не пригласили, то ли сам не особенно хотел. Вообще говоря, официально и персонально не приглашали никого. Польское правительство просто разослало всем странам уведомление: так, мол, и так, предстоит торжественное мероприятие – если хотите, приезжайте. Пресс-секретарь президента Песков так и объяснил: приглашения глав государств на подобные мероприятия отсутствуют, просто график президента не предусматривает такой поездки. Так что абсолютно ничего не случилось.

Нет, господин пресс-секретарь, кое-что случилось. Уже досрочный отъезд из австралийского Брисбена с саммита Большой двадцатки показал, что Путин плохо держит удар. Конечно, никому неохота в очередной раз натолкнуться на обструкцию. Но тут случай совершенно особый – освобождали лагерь не кто-нибудь, а советские воины, и именно им обязаны жизнью семь тысяч заключенных, которых эсэсовцы не успели уничтожить или угнать. Поэтому если хочешь представлять народ-победитель, если считаешь себя сыном и наследником Великой Победы, то ты просто обязан смело, даже демонстративно явиться в такой святой день в стан врагов и недоброжелателей. Когда Антуана Сен-Жюста повлекли на гильотину, он успел воскликнуть, указывая на Декларацию прав человека и гражданина: «А все-таки это создал я!». Так и в Освенциме надо бы если не сказать, то уж во всяком случае дать понять: вы все можете воротить нос, можете шипеть – а все-таки вас освободили мы! Это сделали мы! 

Или хотя бы можно было объяснить отказ от визита в Освенцим не «плотным графиком», а более серьезными причинами. Еще в Брисбене можно было публично сказать: «Меня и Россию в моем лице оскорбили подчеркнутым неуважением и необоснованными обвинениями. Поэтому я не желаю долее оставаться в этой компании и уезжаю. Пламенный привет!». Все помнят, как 15 лет назад премьер-министр Евгений Примаков развернул свой самолет над Атлантикой, когда начались бомбежки Белграда. И не мотивировал разворот тем, что ему рано с утра нужно на работу. «Если бы я сел и начал свой официальный визит – я был бы настоящим предателем», – это было сказано по-мужски. 

Но, кажется, мы слишком многого ждем от президента – сыном Победы он себя не чувствует. А раз Поступка с большой буквы мы от Путина не дождались, то от кремлевских пропагандистов срочно требуется интерпретация происходящего в духе «Путин опять всех переиграл». Действительно, ситуация сложилась парадоксальная. С одной стороны, ведущие мировые издания признают Путина самым влиятельным политиком земного шара. Ура! А с другой – мировые лидеры не желают с ним общаться и иметь дело. Поэтому предпринимается попытка доказать, что международное уважение к национальному лидеру это ерунда, не стоящая и выеденного яйца.

Прежде всего пропаганде нужно разобраться с патриотично настроенными гражданами, которые оскорблены неприглашением Путина. Ведь они искренне негодуют – как это так, освободителей не позвали на праздник освобождения! А им разъясняют, что нечего гордым русским ездить на поклон ко всяким там жидомасонам. Причем говорится это не на задворках интернета, а на страницах самых популярных высокотиражных газет. Попадаются настоящие перлы. Например, автор «Комсомольской правды», подписывающийся «Исраэль Шамир», приравнял Освенцим ни много ни мало, к… Орде, куда русские, начиная со святого благоверного Александра Невского,  ездили за ханским ярлыком на княжение. А вот Путин «не едет в Освенцим, клясться в верности иудео-американской империи», ликует Шамир. Чего в этой выспренней болтовне больше – глупости или лицемерия? Да, прав был Ленин, заметив, что «обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части истинно русского настроения»… Если уж и Освенцим превратился у них в Орду, то дальше ехать некуда. А не надо было мешать фашистам делать абажуры, как изящно выразилась однажды обозреватель той же «Комсомольской правды» Скойбеда. В общем, получается, зря Освенцим освободили.

Не знаю, насколько эта идея сумеет успокоить оскорбленные патриотические чувства, а меня лично оскорбляет нечто иное. Оскорбляет то, что от имени советского народа, победившего фашизм, вещает деятель, из года в год на своих парадах все более плотно заколачивающий фанерой не только архитектурный центр Красной площади, но и духовный фокус легендарных парадов 1941-го и 1945 годов – ленинский Мавзолей. А также поздравляющий войска с какой-то невнятной «великой победой» неизвестно кого неизвестно над кем. Так что в Освенциме ему делать нечего именно по этой причине. Не имеет он на это никакого права – ни морального, ни политического. Располагать ядерным оружием и заседать в Совбезе ООН – это одно, а быть настоящим преемником великой державы – совсем другое. 

Однако проблема имеет не только морально-политический, но и вполне материальный аспект. Есть не такая уж малочисленная  категория граждан, которых пропагандистские объяснения насчет тождества Освенцима и Орды удовлетворить никак не могут. Они ведут бизнес, а бизнесу требуется восстановление прежних отношений с Западом и снятие санкций. Конкретно им нужны дешевые западные кредиты. И это не только частники, но и вполне «государевы люди», среди которых далеко не все эгоисты. Дело в том, что по состоянию на 1 июля с.г. из 731 миллиарда долларов общего внешнего российского долга 377 миллиардов приходятся на государственный сектор, в том числе на госбанки и госкорпорации – 304 миллиарда. Им нужно рефинансироваться, а международные рейтинговые агентства упорно продолжают снижать кредитные рейтинги как России в целом, так и крупнейших корпораций. Под последнее январское снижение попали 13 корпораций во главе с такими государственными гигантами, как Газпром, «Газпром нефть», РЖД, Атомэнергопром и Ростелеком. А президент страны вместо того чтобы пытаться разрулить ситуацию, избегает встреч с западными лидерами, все больше портит с ними отношения. Но если госкорпорации не сумеют перекредитоваться на Западе, то расплачиваться по их долгам придется всем нам – налогоплательщикам. 

Эта простая мысль начинает, кажется, доходить до общественного сознания. Да, личный рейтинг Путина по-прежнему заоблачно высок. Но вот, согласно опросам ФОМ, число считающих, что среди их родных, друзей, коллег, знакомых преобладает спокойное настроение, снизилось в течение декабря с 54 до 43 процентов. А число тех, кто считает, что преобладает тревожное настроение, наоборот, возросло с 36 до 48 процентов. Предыдущее превышение тревоги над спокойствием наблюдалось в уже далеком 2011 году. Кроме того, число тех, кому приходилось слышать от окружающих критические высказывания в адрес российских властей, возросло в течение декабря с 43 до 53 процентов. Число же тех, кто ничего такого не слышал, снизилось с 53 до 44 процентов. В последний раз такое наблюдалось в середине марта прошлого года, в канун присоединения Крыма.

Испытывая тревогу, люди в массе своей готовы сегодня затянуть пояса и преодолеть напасти. Знать бы еще, ради чего затянуть и как преодолеть. Однако власти, в адрес которых вновь звучит больше критики, нежели похвал, по-прежнему ничего внятного на этот счет не говорят. Видимо, рассуждают: потерпим годика два, а там, может быть, все само собой рассосется. При готовности народа к мобилизации власть не предлагает ему никакой осязаемой мобилизующей идеи, кроме пресловутых «духовных скреп». Вот уж и главный компьютер Центробанка святой водой окропили, а дело все нейдет на лад.

Так что же, придется-таки ехать в Орду на поклон?  Пока существующий экономический курс остается неизменным, пока в правительстве экономикой заправляют отъявленные либералы, обязательно придется! Вот собрались правительственные либералы намедни на «Гайдаровский форум» и что сказали? Да ничего не сказали! Плывем, братцы, по течению и ждем, когда нефтяные цены поднимутся. А президент их только похваливает. Поэтому они вынудят его в конце концов поехать на поклон. Потому что альтернатива здесь простейшая – или экономический курс менять со всей командой, или в Орду ехать. А ни курса не менять, ни в Орду не ехать – это признак паралича воли.

Александр ФРОЛОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.