big 1a94d511d9e389b47c7c34df4fa952e1

Пламенный первопроходец

Архив новостей

Пламенный первопроходец

К 85-летию со дня рождения Жореса Алфёрова

 Жорес АЛФЁРОВ:

«Сейчас люди, исходя из реалий времени, стали прагматичны и боятся рисковать. Я вырос на принципах, когда главное – «наше», а потом уже «мое»,  и был одержим идеей, чтобы сделать что-то полезное для страны, забывая о своих потребностях. Настоящий патриот – ученый, думает о том, как наука освобождает человечество, а не о собственной прибыли. Когда в стране будет хорошо, то будет хорошо и каждому лично».

big 1a94d511d9e389b47c7c34df4fa952e1Наше очное знакомство состоялось в начале октября 1997 года в Доме ученых, где я был организатором и ведущим вечера памяти выдающегося советского скульптора академика Михаила Константиновича Аникушина, которому тогда исполнилось 80 лет. Жорес Иванович выступал на этом вечере с воспоминаниями о скульпторе. После вечера он попросил сфотографировать нас с вдовой Аникушина скульптором Марией Тимофеевной Литовченко. Так появилась фотография, запечатлевшая меня в обществе с Марией Тимофеевной и Жоресом Ивановичем…

Будущий лауреат Нобелевской премии в области физики родился 15 марта 1930 года в белорусском городе Витебске. А нарекли его родители таким далеко не белорусским именем в честь основателя французской социалистической партии и газеты «Юманите» Жана Жореса. Это решение окружающими было воспринято как само собой разумеющееся – ведь старший сын большевика Ивана Алфёрова именовался еще круче: Маркс! Мать будущего академика, правда, французского языка не признавала и сына называла ласково Жоренькой. На одной из научных конференций во Франции случился казус: организаторы посчитали, что Алфёров – славянское имя, и зарегистрировали ученого под фамилией Жорес. 

Алфёров как никто другой стал выразителем удивительной советской эпохи – эпохи созидания, широчайших творческих возможностей для любого таланта. Физик и лирик боролись в Алфёрове не на шутку. Свою затею посвятить себя журналистике юный Жорес оставил буквально в последний момент. Так страна лишилась талантливого публициста и обрела рационального и в то же время азартного ученого. Желание стать физиком победило!

В 1953 году, после окончания факультета электронной техники Ленинградского электротехнического института имени В.И. Ульянова (Ленина), он был принят на работу в Физико-технический институт в лабораторию В.М. Тучкевича. В 1964 году Ж.И. Алфёров стал старшим научным сотрудником, спустя три года он уже возглавил лабораторию, в которой велись исследования полупроводниковых гетеропереходов. Гетеропереход – искусственная структура, изготовленная из двух или более различных полупроводниковых веществ (материалов), в которой важная роль принадлежит переходному слою, т.е. границе раздела двух веществ (материалов). Создание совершенных структур на их основе могло привести к качественному скачку в физике и технике.

Постепенно он стал крупным специалистом в области физики полупроводников, полупроводниковой и квантовой электроники.

При участии Ж.И. Алфёрова были разработаны первые отечественные транзисторы и силовые германиевые приборы. Ж.И. Алфёров с сотрудниками не только создали гетероструктуры, близкие по своим свойствам к идеальной модели, но и первый в мире полупроводниковый гетеролазер, работающий в непрерывном режиме при комнатной температуре.

В основу технологических исследований Ж.И. Алфёровым были положены эпитаксиальные методы, позволяющие управлять фундаментальными параметрами полупроводника.

Открытие Ж.И. Алфёровым идеальных гетеропереходов и новых физических явлений – «суперинжекции», электронного и оптического ограничения в гетероструктурах – позволило также кардинально улучшить параметры большинства известных полупроводниковых приборов и создать принципиально новые, особенно перспективные для применения в оптической и квантовой электронике.

Выступая на заседании Государственной думы при открытии очередного созыва, он сравнил нынешнюю ситуацию в российской науке и экономике с теорией бокала шампанского. По его словам, он услышал об этой теории на симпозиуме нобелевских лауреатов в Потсдаме, где обсуждались проблемы устойчивого развития планеты.

«Если мы посмотрим на этот бокал, то он отражает распределение доходов между 10% самой богатой группы населения и 10% – самой бедной. Вот в верхней части, куда шампанское наливается, 87% доходов в мире принадлежит этой 10-процентной группе. А вот в тонкой ножке, которая и поддерживает этот бокал, 10% самых бедных – 1,4% общих доходов. Эта ситуация отражает на самом деле разрыв между доходами жителей стран золотого миллиарда, высокоразвитых стран, и глубокой бедности подавляющего большинства населения остального мира», – разъяснял Алфёров депутатам.

По его словам, сегодня, к сожалению, в мировой прессе нередко и Россию относят к развивающимся странам, потому что в России это соотношение 30 к одному, а может быть, даже больше. Такая ситуация считается самой главной проблемой устойчивого развития нашей планеты. «Чтобы решить эту проблему, нужно разбить бокал шампанского (и он тут же продемонстрировал это). Со стеклянным бокалом это сделать очень легко, но бесконечно трудно сделать в реальной экономике», – говорил Алфёров. 

Сегодня Россия, рассказал далее академик, отстает от передовых стран в 5–7 раз. «Увеличивая производство сырьевых ресурсов, увеличивая глубокую переработку, абсолютно нереально догнать передовые страны. И единственная дорога для решения этой проблемы – создание и развитие экономики, основанной на достижениях науки и наукоемких технологий», – утверждал Алфёров. Увы, в нынешней России ученых, даже таких выдающихся, власть не слышит.

Он привел тогда исторический пример: «Когда-то премьер-министр Великобритании Уильям Гладстон посетил лабораторию Майкла Фарадея и, познакомившись с его работами, спросил: «А что мы получим с ваших открытий по электричеству?» Фарадей ответил: «Вы будете получать налоги». «Глубокоуважаемые господа депутаты, господин председатель правительства! – обратился Алфёров к присутствующим. – Я хочу вам сказать: вы будете получать налоги с наших открытий в области нанотехнологий, если своевременно и эффективно профинансируете научные исследования и разработки… В Государственной думе мы представляем различные политические партии, различные профессиональные группы, регионы, но давайте не будем забывать, что мы представляем российский народ, и что его настоящее и будущее превыше всех других интересов». И ушел с трибуны под аплодисменты. Результат? Выслушали и не услышали!

Академик не раз признавался, что до сих пор переживает как личную трагедию организованный развал СССР, разрушение экономики страны, особенно ее промышленности. Но к числу пессимистов он себя не относит. Вновь и вновь повторил свою шутку: в России сегодня остались одни оптимисты, потому что все пессимисты давно уехали.

Рассказывают, что в декабре 2000 года в Стокгольме журналисты, зная ораторские таланты Алфёрова, буквально охотились за ним, чтобы записать хоть несколько слов. Однако опознать нового лауреата Нобелевской премии на улице было не так-то легко: обычное пальто, вязаная шапочка, натянутая на лоб. В Концертхусете, где вручали Нобелевские премии, и вовсе невозможно было взять интервью по причине строжайшего церемониала, присутствия Его Величества короля Карла XVI Густава, членов королевской фамилии, членов Королевской шведской академии наук, Нобелевского комитета, лауреатов Нобелевской премии прошлых лет, дипломатов.

На зато голос Алфёрова был хорошо слышен на репетиции церемонии, где ему досталась роль короля. Он говорил то по-английски, то по-русски, вручал новым нобелевским лауреатам муляжи дипломов и медалей, заставлял правильно кланяться королю и залу, а потом забирал «награды» и утешал: «Вечером получите настоящие». Все смеялись, шутили. Обстановка была непринужденной: в зале еще сновали уборщики, еще приносили и расставляли вазы с цветами, еще ни на ком не было фраков – все ходили в обычных одеждах, а один лауреат – даже в спортивном костюме. Репетицию Алфёров провел успешно, что и проявилось уже на настоящем торжестве с участием короля Швеции.

Но в те дни в Стокгольме Алфёров становился королем торжеств и когда выступал на банкете в честь новых нобелевских лауреатов. Он мгновенно приковал к себе внимание зала, заявив: «Здание института, в котором я работаю, построили великие архитекторы. Затем там одно время помещался сумасшедший дом… Физиков также можно сравнить с сумасшедшими. Но именно поэтому они и совершают великие открытия…»

Он признавался также: «Мы своими открытиями добились не только положительных результатов, но и создали мощное, разрушительное оружие, которое подчас попадает в руки недобросовестных людей. Сегодня нужно помнить не только мудрость, что знание – это сила, но и важно не забывать, что сила может базироваться только на знании».

На Нобелевском банкете он выступал от имени физиков. Обстановка была торжественной: в огромном зале ратуши около тысячи гостей заняли места согласно специальному каталогу, звучала музыка Баха, все выполнили предписание протокола и явились на банкет в особо парадной одежде.

Алфёров рассказывал, что у него было немного времени, чтобы подготовить выступление. И он вспомнил один из праздничных «капустников» в своем Физико-техническом институте, когда он набрасывал идеи, а его коллега, обладавшая даром стихосложения, рифмовала их. Тогда их творчество всем понравилось. «Я вспомнил несколько тех строк, добавил, что надо, про науку, про будущее и про русскую водку тоже. Все засмеялись», – вспоминает академик. А закончил он свою речь словами: «Придет новый народ, будут новые результаты, и в престижных научных журналах появятся статьи, в том числе и моих студентов. А значит, наша жизнь никогда не закончится». 

Чрезвычайно вредным, по мнению ученого, является усилившееся противопоставление академической науки и вузовской. Да, нужно развивать науку в университетах. И тому есть много достойных примеров. В вузах, например, Томска и в целом по Сибири, сегодня хорошие достижения. Но не нужно противопоставлять академию и университеты. Вузовская наука может успешно развиваться, только используя научный потенциал Академии наук. 

Главной бедой сегодня Алфёров считает невостребованность науки в нашей стране. Бизнесу нужны сиюминутные прибыли, он не вкладывает деньги в проекты, которые могут дать прибыль через несколько лет. Даже отношение в обществе к ученым изменилось: сейчас нет пиетета к академическим званиям и научному престижу. 

Будучи человеком необычайно позитивным, Алфёров даже секрет своих открытий раскрывает запросто и по-детски радостно. «Рецепт открытия заключается в том, что нужно иметь способности и удачу. И стойко держаться, пока не придет счастливая идея», – поделился однажды Алфёров.

Эти светлые идеи, а главное – умение стойко держаться Нобелевский комитет оценил в 2000 году. Премию Алфёров получил за фундаментальные исследования полупроводниковых гетероструктур. В советское время, в 1972 году, он за эти исследования был награжден Ленинской премией, получать которую ему, по его же словам, было приятнее. Практическая ценность этих исследований для широкого потребителя, попросту говоря, такова: благодаря советскому физику появились на свет мобильные телефоны и компакт-диски.

«Я очень радовался, что мы, грубо говоря, «надрали» Америку. Поскольку соревнование в первую очередь шло с американцами. Но личные отношения между физиками были великолепные», – отмечает Жорес Иванович. Эти великолепные отношения он сохранил по сию пору.

С сожалением Алфёров говорит, что «многие ученые вынуждены искать себе применение либо в другой сфере, либо в другой стране. Я шучу, что Россия – страна оптимистов, поскольку пессимисты все уехали… Очень многое не устраивает. И делать я хочу как можно больше, чтобы дело менялось к лучшему». Рассказывает, что встретил ученого, которому сам же помог уехать в США. Тот сказал, что за два года заработал в Америке больше, чем за всю предыдущую жизнь. Но сделал гораздо меньше, чем за это же время у себя дома. В американских университетах нет той замечательной творческой атмосферы, какая была в родном ленинградском Физико-техническом. 

Он не делит науку на прикладную и фундаментальную, полагая, что есть просто наука и ее приложения. И, стало быть, вкладывать средства в фундаментальные исследования выгодно. Чтобы доказать и добиваться этого, он вынужденно пошел в политику. Но, пройдя сквозь депутатские баталии, так и остался неисправимым романтиком. 

Вице-президент РАН, председатель президиума Санкт-Петербургского научного центра РАН, Ж.И. Алфёров уделяет огромное внимание подготовке молодых ученых. Он создал Научно-образовательный центр РАН, которого в системе Академии наук раньше никогда не было. Талантливые молодые люди, слушая лекции и общаясь с крупными учеными, быстрее набираются знаний, совершенствуются, становясь «запасным полком» российской науки. Созданный им Санкт-Петербургский Академический университет представляет собой научно-образовательный центр нанотехнологий РАН. 

Нанотехнологии, наноиндустрия, наноматериалы – этот особый класс материалов, когда принципиально новые возникающие свойства проистекают из тех или иных физических явлений, которые появляются только вследствие малых размеров (нанометр – миллиардная доля метра), изменения структуры материала, не имеющих аналогов в природе. Один нанометр, или 10 ангстрем, – это несколько расстояний между атомами в кристаллах. Можно восхищаться древними греками, гениальным Демокритом, который предложил атомную структуру материи. Так вот, нанотехнология – это когда мы сами укладываем атом к атому и создаем принципиально новые устройства.

Алфёровым был учрежден Фонд поддержки образования и науки для выявления талантливой учащейся молодежи, содействия ее профессиональному росту, поощрения творческой активности в проведении научных исследований в приоритетных областях науки. Первый вклад в Фонд был сделан Жоресом Ивановичем из средств Нобелевской премии. 

Ж.И. Алфёров – автор более пятисот научных работ, трех монографий и пятидесяти изобретений. Лауреат Ленинской премии (1972), Государственной премии СССР (1984), Государственной премии РФ (2001).

Многие годы он является депутатом Государственной думы РФ, состоит во фракции КПРФ. Активно борется за восстановление приоритета и престижа российской науки.

Вспоминаю, как несколько лет назад пришел к нему в кабинет в президиум Санкт-Петербургского научного центра РАН на Университетской набережной, чтобы предупредить об опасности возможного захвата путем махинаций бизнес-дельцами земель под зданиями некоторых академических институтов РАН в Петербурге. Он близко к сердцу воспринял сообщение и изъявил готовность действовать.

Едва ли не каждый житель планеты ежедневно пользуется научными разработками Жореса Алфёрова. Во всех мобильных телефонах есть гетероструктурные полупроводники, созданные им. Без «лазера Алфёрова» были бы невозможны проигрыватели компакт-дисков и дисководы современных компьютеров. Его открытия используются и в фарах автомобилей, и в светофорах, и в оборудовании супермаркетов – декодерах товарных ярлыков. В мире академик известен как российский ученый, ему же более нравится определение советский

Стихи о советском паспорте Алфёров читал на вечере в честь его 75-летия в Большом зале Петербургской филармонии имени Д.Д. Шостаковича и с гордостью показывал залу, в котором находилось немало «развальщиков» СССР, свой паспорт с гербом навсегда великой страны.

 Я достаю из широких штанин 

Дубликатом бесценного груза. 

Читайте, завидуйте, я – гражданин 

Советского Союза. 

Как хочется, чтобы и на нынешнем вечере в филармонии Жорес Иванович снова произнес пронзительные и громогласные строки великого поэта и певца Октября!

Коммунист по убеждениям, пламенный первопроходец в научных исследованиях, человек широкого кругозора и высокой порядочности, Жорес Иванович Алфёров является яркой путеводной звездой российской науки. Он живет и работает так, как завещал его любимый поэт Владимир Маяковский: 

Светить всегда, 

Светить везде, 

До дней последних донца, 

Светить – 

И никаких гвоздей! 

Вот лозунг мой – 

И солнца!

автор: Юрий СИДОРОВ

профессор, доктор технических наук 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.