zdorovie

Опять, наверное, немцы очередную гадость придумали…

Архив новостей

Опять, наверное, немцы очередную гадость придумали…

zdorovieПомните, как один из героев-музыкантов фильма «Мы из джаза» не мог понять, что это за «импровизация» такая? И сделал вывод: «Опять, наверное, немцы очередную гадость придумали…»

Примерно такие же мысли возникают, когда слушаешь министра здравоохранения РФ Веронику Скворцову. В конце прошлого года на заседании Госдумы она докладывала парламентариям о «широкомасштабных преобразованиях, главная цель которых — повышение доступности и качества медпомощи». При этом речь министра пестрила малопонятными простому люду гайдаровскими терминами «дефицитаризация бюджетов», «монетарирование» и, конечно, «оптимизация». Замечу, первых двух слов — «дефицитаризация» и «монетарирование» — нет даже в компьютерной памяти, они идут краснотой. Что касается «оптимизации», то к этому слову у людей начал вырабатываться стойкий иммунитет: как услышишь об оптимизации — жди какой-нибудь гадости!

Меня даже, говоря языком другого киногероя, «терзают смутные сомнения» — может, я не понимаю значение слова «оптимизация»? Заглянул в «Советский энциклопедический словарь» 1980 года издания, тираж 1 млн. 200 тыс. экземпляров (вот времена были!), нашел слово «оптимизм» (от латинского «наилучший») — представление о том, что в мире господствует положительное начало; уверенность в будущем и т.п. Соответственно, «оптимизация» — 1) процесс выбора наилучшего варианта из возможных; 2) процесс приведения системы в наилучшее состояние. Сверился с современной справочной литературой — трактовка данных терминов не изменилась.

Как же, по мнению министра Скворцовой, выглядит в России «процесс приведения системы (здравоохранения -Н.Л.) в наилучшее состояние»?

Только один пример. 20 июня 2013 года Министерством здравоохранения Российской Федерации за подписью В.И. Скворцовой был издан приказ №388 «Н», вступивший в силу с 01 января 2014 года. Согласно данного приказа (естественно, в целях оптимизации), регионам предписывается сократить профильные бригады скорой помощи (кардиологические, педиатрические и т.д.). Но это еще не все! Далее речь идет о совмещении профессий: например, врач-терапевт должен выполнять функции анестезиолога, а водитель срокой помощи — фельдшера-акушера. Как здесь не вспомнить старый советский анекдот о слесаре-гинекологе!

Однако, увы, все это не только смешно, как очень серьезно. Если этот приказ вступит в силу (регионы пока упираются), качество медицинского обслуживания в стране, и до того не высокое, резко ухудшится. Это ясно даже не специалистам.

Зачем же затеяно очередное реформирование? Ответ на этот вопрос очевиден.

Расходы федерального бюджета по статье «Здравоохранение» в 2014 году уменьшены на 65 миллиардов рублей! При этом указания президента по росту средней заработной платы медработников остаются в силе.

(Между тем, даже в прошлом году, когда здравоохранение финансировалось на запланированном уровне, у 20% медицинских работников, по словам Скворцовой, «возникла тенденция к снижению заработной платы»; «иногда доходы врачей в одном и том же стационаре различаются в 9-10 раз»; превалирует «фактор субъективизма», ибо базовая ставка в заработной плате медицинских работников составляет лишь 40%, остальное — стимулирующие и премиальные выплаты. А в целом, средняя заработная плата — это «средняя температура по палате»). Их надо выполнять кровь из носу! Плевать на здоровье и жизнь людей! Самый простой путь (здесь не вспоминаем о росте платных медицинских услуг, это тема отдельного большого разговора) — сокращения и совмещения. Сокращения всего — больниц, фельдшерских пунктов и т.д., в том числе профильных бригад скорой помощи, и совмещения несовместимого — водитель-акушер.

Так что, процесс оптимизации системы здравоохранения в России выглядит очень сомнительным. Я бы даже сказал тупиковым.

И не только системы здравоохранения. Системы в целом.

автор: Николай Львов, г. Саранск

пресс-служба Мордовского рескома КПРФ

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.